Послесловие к новой книге. Жемчужины из глубин Вселенной (ISBN 978-5-905126-39-0)

Показ Обложка_2

Так назвал книгу своих избранных стихов поэт Юруслан Болатов. Образ жемчужины здесь чрезвычайно значим. Он символизирует обретение самого главного – смысла человеческого бытия. В одной из притч древности повествуется о том, что король и королева прекрасной страны послали сына в далёкие земли на поиски чудесной жемчужины. Добравшись до этих земель и отведав местной пищи, королевич полностью забыл, кто он и для чего сюда прибыл. Стал жить, как все – бесцельно и буднично. Но благодаря неожиданным испытаниям, он пробудился от спячки, в которую погрузился в этом сонном царстве, вспомнил о миссии, нашёл жемчужину и вернулся домой.

Подобное должно произойти с каждым. Но пробудиться и найти дано не всем. Ведь совершить такое не просто. Юруслан обозначает это через эпиграф. Им становится метафора о погружении за истиной, принадлежащая Аватару современности Шри Сатья Саи: «Чтобы достать жемчуг, человек должен выйти в открытое море и нырнуть глубоко». Таковы законы человеческого существования.

Однако обратим внимание на то, что жемчужины Юруслана – из глубин Вселенной. То есть перед нами – Вселенский океан. И это свидетельствует о масштабном видении мироздания. Соответственно пространственные координаты в поэзии Болатова распахнуты в бесконечность Космоса, и потому столь частотны слова: даль, горизонт, безграничность. За ними стоит постоянная устремлённость в «Дальний Мир».

Устремлённость – пожалуй, главное слово, определяющее доминантное начало поэта Юруслана Болатова. Устремлённость, в первую очередь, к Духовности, которая переведёт человечество на более высокую ступень развития. Об этом второй эпиграф – призыв всемирного Учителя Майтрейи: «Идёмте со мной, друзья, в Новую эру, в Новый Мир, в Новую Страну Любви». Очевидно, что этот призыв созвучен поэту, ибо в стихах самого Юруслана созидаются «Страна неземного Света», «Страна в розоватой дали», «Страна, где царствуют мечты». Они торопят приход «Эры Света», «Благородного нового века», совершенного человека. Именно в этом – помощи «осуществлению планетарной эволюции», в «служении добру и красоте, как единственно возможному способу сделать наш мир лучше», «достижении просветления души и симфонии разума» – видит предназначение своей поэзии Юруслан Болатов.

Каждой своей строкой, образом, мыслью поэт зовёт в земное небесное, зная о законе: в сфере духа подобное притягивает подобное. Поэтому в его поэзии нет пласта эмоций, связанных с мучительными переживаниями, отчаянием, неприятием. Она искрится радостью. Совсем в соответствии с наказом Сатья Саи: «Поэтам не пристало заражать людей своими тревогами и волнениями, страхами и сомнениями, заботами и суевериями. Подлинная поэзия – только та, что богата высокими мыслями, в которой сияет свет Атмана, и предназначение которой – нести людям счастье и процветание. Поэт вдохновляет, вселяет бодрость духа».

Юруслану вообще присущ определённый тип восприятия действительности, в котором присутствует понимание всесвязанности мира, его некоей изначальной гармонии. Поэтому он может видеть, что «есть во Вселенной радости закон», ещё один закон духовности, и жить, и творить в соответствии с ним. Именно радостность становится основным эмоциональным тоном поэзии Болатова: «Как радостно поэтом быть и меж листочками травы всё плыть и плыть». Эмоциональный тон поддерживается и цветовой палитрой, состоящей исключительно из ярких, солнечных, сверкающих красок: «Розовый ветер, розовый ветер на струнах дождя играл на рассвете», «В глубинах синего сознанья», «Фиолетовый фонтан горит цветами радуги». Часто появляется и сама Радуга: «Летящая радуга сердец», «Радуга – золотой венец, знамя нежной, розовой победы».

Поэзия завораживает: «По всей Вселенной странствую и суть Поэзии ищу средь дальних рощ». В своей душе поэт чувствует присутствие «таинственного альтиста», радующего «лучезарной игрой», а «священный мёд поэзии» хранит в сердце – «чаше золотой». Для него «поэт – кто в царство Света перешел и созидает добрые миры». Истинная поэзия Света дарит «крылья мыслям и чувствам». Она, безусловно, сила, способная ускорить приход Нового века. Поэтам Сатья Саи отводит роль ни много ни мало – «первопроходцев, намечающих вехи человеческого прогресса вдоль границ любви и единства – любви, связывающей людей со всем творением, и единства всех существ в Боге».

Данное мирочувствование приводит к тому, что планетарно-космическое пространство перетекает в этическое пространство, где видимость конечного соединяется с идеалом бесконечного и целостного. Ведущими образами, через которые оно творится, становятся: Путь в Космос, Радуга, Лестница Миров, Рассвет и Расцвет, Сияние, Солнце, Океан, Нити судьбы. Особо богато представлена мифологема Огня. Огонь вплетается поэтом во многие строки: «Пылай же, о душа планеты!», «Хороводы горящих гор зовут духовный век», «Огненная вестница», «Волны любви Вселенского Огня», «Огневселенная», «Любви Золотой Огонь». Как и в словах о «Святом Братстве», «Долине Света», «Знамени Мира», в этом прослеживается глубинная связь с идеями, творчеством, деятельностью Николая и Елены Рерих, которые сыграли большую роль в становлении поэта. Юруслан публиковал материалы о Рерихах, он был организатором выставок наследия Рерихов в разных городах России. И подобно Рерихам, Юруслан видит один из путей, ведущих к возрождению духовности землян, не только в Поэзии, но и в Культуре в целом.

Слово Культура – всегда с большой буквы – наряду со словом Радость, излюбленное у поэта: «Святой Культуры драгоценный снег», «Благодать Культуры», «Культура – обожанье Света, / Цветущий втайне сад поэта / И песни роз». А положение: «Я Мировой Культурой был пленён» – подтверждается сопряжением в поэзии Юруслана как культур разных народов, так и городов, и стран. Поездки поэта в многочисленные уголки планеты, широкая культурная образованность – одни из причин незашоренности его сознания, позволяющей постигать ценности национального наследия любого народа, их единство. И опять-таки это соответствует идеям Шри Сатья Саи, утверждавшего: «Люди, которым не хватает широты видения мира и универсальности взглядов, поверхностно видят в культурах разных народов лишь различия, порой даже воображаемые ими. Истинная мудрость состоит в том, чтобы открыть для себя единство, лежащее в основе всех мировых культур, и распознать его за кажущимся разнообразием». Этим

путём и идёт поэт Юруслан Болатов, в чьём поэтическом космосе не просто сосуществуют, а перетекают друг в друга Суздаль и Кашмир, Галисия и Эфес, португальская Фатима и Пятигорск, Барселона и Тибет, Франкфурт-на-Майне и Прага, Измир и Кабарда, Алтай и Балкария. А как иначе? Ведь «реки всех народов вольются в высь-океан», и весь «род человеческий совершает с планетой, освещённым шаром, один общий рейс». И поэт зовёт то время, когда земляне осознают себя «космическими народами», едиными со звёздами и галактиками.

Во все века на планету уже приходили такие земляне. Они слышали Зов Культуры и передавали его другим. Радуясь этому – «Какие люди посетили этот мир!» – Юруслан Болатов включает в их ряд Моцарта, Гёте, Сен-Жермена, Феодосия Кавказского, Сент-Экзюпери, чьё творчество Юруслан многие годы популяризировал, ведя исследовательские работы, создав институт Экзюпери, приглашая к сотрудничеству наследников французского классика. И, конечно, они – Кязим, Кайсын. Те, кто олицетворяет для поэта Родину, которой в сборнике посвящен цикл «Балкария: Гимны». Да, красота гор – та основа, почва, на которой стоит поэт. Но она, подобно фракталу, встроена в расширяющиеся просторы мира. Более того, географически реальные страны, где побывал поэт: Турция, Испания, Германия, Литва, США, Чехия, Индия, Казахстан, – соседствуют с полумифическим Беловодьем, Шамбалой – «Обителью Вечной Высоты».

Это происходит потому, что в своих поездках Юруслан является не путешественником, а паломником и имеет основания сказать: «Я вечный странник по святым местам». Каждая поездка для него, наиглавнейшим образом, возможность встречи с Духовностью. Например, Барселона подарила ему общение с Матерью Матерей, там он почувствовал «Пречистой Девы Дыханье». И родился один из лучших его циклов – о Розарии, дарующем «всем душам новые пути». В своё паломничество Юруслан берёт и читателя, облегчая, тем самым, ему путь: «Каждый человек – изгнанник, тоскующий по божественному дому. Истинные поэты могут сделать это паломничество лёгким, быстрым и беспрепятственным».

На знамени Рерихов три круга. Три круга и у Юруслана. Это Поэзия, Культура, Духовность. Существует философская, медитативная поэзия. Поэзию Болатова правомерно можно обозначить как молитвенную поэзию. Все стихи его так или иначе об одном: «Молю о просветлении планеты». И не случайно два поэтических цикла так и называются: «Новый молитвослов» и «Молитвы лиловых гор». А два заключительных раздела – «Майтрейя» и «Аватар Саи Баба», возвращая нас к эпиграфам и замыкая условное кольцо книги, – ведут в идеальное пространство Ашрама, объединяющее географическое и мифологическое в реально существующее земное Чудо Духовности и Божественности, к которым и обращены строки поэтической молитвы Юруслана Болатова, «питающей божественные устремления человека»:

Когда постигнем Истину-Любовь,

Два принципа, два близнеца единых,

Безбрежно радость в каждом засияет,

Безбрежно небо в каждом запоёт.

 

Нина Шогенцукова

 

ОБ АВТОРЕ. Доктор филологических наук, профессор, член Ассоциации американистов вузов России и Общества исследователей культуры США. Нина Адамовна является автором множества научных трудов, среди них — монографии «Опыт онтологической поэтики», «Лабиринты текста», работы «Антиутопическое начало в позднем творчестве Марка Твена», «Утопический роман США XIX века», «Творчество Томаса Вулфа», опубликованные в фундаментальных изданиях Института мировой литературы имени А. М. Горького Российской академии наук (РАН).

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.