Ценности поэзии

P1000719

О книге стихов Юруслана Болатова «Жемчужины из глубин Вселенной» (2013)

Ярким представителем современной российской поэзии, русскоязычной поэзии Кавказа на рубеже XX–XXI веков является кабардино-балкарский поэт Юруслан Болатов, одинаково свободно пишущий также на родном балкарском и турецком языках.

Первые ассоциации, возникающие при знакомстве с творчеством этого поэта, сравнимы с впечатлениями от чтения китайской лирики, японских хайку или танка, кстати, успешно взращиваемых им на благодатной русскоязычной поэтической почве. И близость эта, на мой взгляд, основана не на подражании и стилизации размера и архитектоники твердых форм поэтических миниатюр – жемчужин Восточной Поэзии, а скорее всего на близости мироощущения. Чувствуется и близость иной эстетики, непривычной для эстетики западной и для художественной практики бинарных оппозиций: добро – зло, жизнь – смерть, вечное – тленное, Небо – Земля, Человек – Вселенная, прошлое – настоящее, настоящее – будущее, материальный мир – духовный мир и др. Здесь поэт, как один из достойных сыновей современной эпохи и носителей евразийской субкультуры, наследник культурных достижений предшествующих эпох и различных цивилизаций, невольно вступает в своеобразный диалог с искусством Востока, с философией восточных культур и верований. С позиций поэтического модернизма стыка веков Юруслан Болатов откровенно заявил о своей любви к Востоку, и время от времени радует нас, читателей и почитателей его таланта, прекрасными плодами этой любви. Видимо, в этом и заключаются некоторые особенности поэтики и смыслового порыва его творчества.
Поэзии Юруслана Болатова чужда категория «лирический герой», роль которого «по совместительству» исполняет сам автор, зачастую любезно предоставляя это место читателю – адресату его поэтических посланий, Человеку – лучшему созданию Всевышнего, центральной фигуре мироздания в системе субъектно-объектных отношений творчества поэта – Высокой Поэзии, Божественного Слова о гармонии и целостности мира. Любовь в его лирике обращена к Человеку, имеющему высшее, космическое назначение, при этом оставаясь связующим звеном триады мировых потенций Небо – Человек – Земля в конфуцианской традиции, гармонизируя связь Неба и Земли, образы которых постоянно возникают в поэзии. «…Здесь, на встрече неба и земли, носящей имя синего Кавказа», создает свои поэтические произведения «поэт на грани Новой Эры» Юруслан Болатов. Больше того, он создает новую поэзию.
Писать о поэте Юруслане Болатове, о его творчестве и легко, и трудно.
Легко, потому что он доступно и доходчиво излагает в своих произведениях, в большинстве случаев автобиографичных, свои сокровенные чувства и мысли, на виду у читателя мастерски наносит на незримый холст четкие и яркие штрихи к творческому автопортрету, при этом виртуозно исполняет чудесные мазки своей волшебной поэтической кистью, обнажает перед читателем свой внутренний мир, притягивая читателя магнетизмом единомыслия, на грешной Земле верховенства материально-физических приоритетов утверждая духовный закон притяжения подобного подобным. Каждой своей строкой, отшлифованной «фибрами» Сердца поэта и выверенной на весах Божественного вдохновения, поэт помогает нам в разговоре о его поэзии, сам говорит о себе и о своем творчестве («Простите, что стихами — о стихах»).
А трудно – потому что творческая планка, установленная Юрусланом Болатовым для себя, слишком высока, и наслаждаться результатами покоренных им творческих достижений удается далеко не каждому его читателю и исследователю, требуя от них другого уровня акмеологии чтения и восприятия Высокого Искусства вообще и Поэзии в частности, приглашая «в открытое море нырнуть глубоко… чтобы достать жемчуг», нырнуть в бездонную глубину необъятного океана Науки и Знаний, Религий и Верований, Духовности и Святого Братства, Божественного Света и Земной Любви для того, чтобы достать из глубин Вселенной жемчуг истинной Поэзии. Говорить о титанической работе искателя жемчуга – не менее трудная задача.
Чрезвычайно важно, чтобы, воспринимая стихи, не только чувствовали их, но и могли высказать и объяснить то, что чувствуют. Для этого нужны определенные знания и немалый опыт. Для восприятия информативно насыщенных и философски мудрых стихов Юруслана Болатова знаний и опыта требуется значительно больше. Исходя из специфики его философской лирики, смысловой пересказ и аналитическое толкование этих стихов, к чему обычно прибегают исследователи, затруднены. Здесь также налицо тот случай, когда широкий простор фантазии, обширный кругозор и лексическое богатство талантливого поэта и определили оригинальность языковых средств, с помощью которых выражались мысли и чувства, заключенные в столь малую по объему форму, но такую емкую и значительную по содержанию. Все это вместе с богатым арсеналом поэтических тропов, которыми мастерски владеет автор, создают дополнительные сложности для восприятия текста стихов широким кругом читателей и исследователями творчества Юруслана Болатова.
В силу указанных обстоятельств высокая Поэзия – удел не многих. Поэтому у Юруслана Болатова своя читательская аудитория, далеко не массовая, но качественная, постоянно количественно растущая в разных уголках планеты, где часто бывает поэт, «Мировой Культурой плененный», и зовет современников «в то время, когда земляне осознают себя «космическими народами», едиными со звездами и галактиками». Представляется порою, что Юруслан Харунович либо слишком рано вышел к своей аудитории, поспешил на века, либо явился слишком поздно, безнадежно упустив свою эпоху… а вернее всего – явился своевременно, и «По всей Вселенной странствует и суть Поэзии» ищет «средь дальних рощ», постоянно устремлен в «Дальний Мир», зовя друзей идти с ним «в Новую эру, в Новый Мир, в Новую Страну Любви», «служит добру и красоте», чтобы «сделать наш мир лучше». Он – пассажир «одного общего рейса», который «род человеческий совершает с планетой – освещенным шаром». Этим путем и идет поэт Юруслан Болатов в свой поэтический космос. А стартует он с твердой почвы, с надежной основы – с Кавказских гор, красота которых и окрыляет поэта.
Увы, нет сегодня среди нас таких ярких звезд, воспевших Кавказ, как Кайсын Кулиев и Расул Гамзатов. Но поэтический небосвод Кавказа полон светилами разных звездных величин. Поэтическая нива Кавказа не перестала плодоносить. В этом мы убеждаемся, читая философски мудрые, назидательные, полные тревоги за будущее Человечества призывные стихи-молитвы Юруслана Болатова и Миясат Муслимовой, и многих других. Сегодня их стихи удивительно созвучны тревогам мира, они бьют в набат и требуют принципиально иного подхода к изменившимся реалиям мышления в условиях пресловутой глобализации.

Алексей Гаджиев, поэт, публицист
г. Махачкала

Газета «Карачаево-Балкарский Мир», 2014, №4 (май).

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.